Моему малому в школе дали задание: написать письмо террористу)) Ну не ему одному, а всему классу.
Задание — такое себе, но что поделать. Я решил подсуетиться и помочь своему ребенку)) Вот что у меня вышло:
Письмо террористу
Дорогой Террорист!
Много писать не буду, чтобы не отвлекать от важного: бомбы, мины и прочие приспособления отнимают кучу времени и сил. Но у меня есть к тебе одна большая просьба.
Выбрось, пожалуйста, из головы бредовую идею взять в заложники детей из детсада или школьников. Обрати свое внимание на то, что свою деятельность ты вполне можешь направить в более созидательное русло, а именно: взять в заложники мэра нашего города Костусева и всех его чиновников, замешанных в разворовывании нашего городского имущества и побережья.
Обращу сразу твое внимание на то, что сумма выкупа и резонанс от подобных действий будут стократно больше, нежели от подобного обращения с детьми. Более того, в этом случае совершенно не будет общественного порицания твоих действий: все будут приветствовать твой поступок и всячески тебя благодарить. При этом, вероятность силового освобождения, взятого тобой в заложники «кодла», будет равна строго нулю: несмотря ни на что их не будут штурмовать из-за опасения повредить их нежные дорогие шкуры. В отличие от ситуации с освобождением детей, где возможны силовые нюансы.
На самолете, который тебе, безусловно, выделят, с деньгами, которые тебе обязательно дадут, ты, купаясь во всенародной любви, спокойно и в достатке, сможешь прожить остаток дней на райском островке где-нибудь в Тихом океане.
Подумай об этом. И не трогай детей.
Твой ученик 3-Б класса,
Дубенко Игорь


Террорист ответил на письмо..



Дорогой ученик 3-Б класса Игорь Дубенко!

Пишет тебе террорист, который полгода назад по твоему совету (будь проклят тот день, когда я получил твое письмо, негодный мальчишка) захватил в заложники мистера Костусева и его чиновников. Поначалу все шло хорошо, как ты и предсказывал, и власти довольно быстро заплатили мне деньги и предоставили самолет. Вознеся молитву Всевышнему, я затолкал заложников в авиалайнер и мы немедленно вылетели в район Тихого океана, имея целью приземлиться на заранее мной подобранном острове, точное название и координаты которого я не могу назвать по понятным причинам.
Скажу лишь, что к моменту нашего прибытия на остров, это был поистине райский уголок, утопавший в зелени тропических лесов, с обширными песчаными пляжами и уютными бухтами вдоль всего побережья. Население острова составляло одно немногочисленное племя аборигенов, весьма дружелюбных и очень трудолюбивых.

Первый месяц я провел действительно счастливо, наслаждаясь свободой, океаном и прочими удовольствиями, которые может предоставить пребывание на тропическом острове. Чиновников мистера Костусева я отпустил, и они тут же разбежались по всему острову. Их дальнейшая судьба меня мало интересовала. При себе я оставил лишь самого мистера Костусева, потому что он говорил много смешных вещей и был весьма забавен. Это были поистине счастливые дни. По вечерам я сидел в своем бунгало на берегу океана, потягивал виски из широкого стакана, наблюдал роскошный тропический закат и слушал болтовню мистера Костусева. Изредка до нас доносились дикие крики чиновников мистера Костусева, которые, по рассказам аборигенов, одичали и проводили дни в безделии и оргиях. Но к моему бунгало они не приближались, ибо боялись меня, поэтому не доставляли хлопот. В эти дни я часто возносил благодарственные молитвы к Всевышнему и благословлял тот день, когда получил твое письмо и решил последовать твоему совету, дорогой Игорь Дубенко ученик 3-Б класса. О, как же наивен и недальновиден я был тогда!

Мистер Костусев рассказывал много забавных, но не очень понятных мне вещей. Он часто рассказывал про какие-то студенческие отряды, предводителем которых он был, о том, как он что-то строил в холодной северной республике, и был за это награжден впоследствии высшим орденом этой республики, про бизнес в Италии и про дворец в Киеве. Я не очень вникал в его рассказы и поэтому они меня почти не раздражали. Но, примерно через месяц он начал повторяться и изрядно надоел мне своей трескотней. Однажды, после доброй порции виски, я рассердился и прогнал его. Это была моя ошибка и очередное звено в трагической цепи случайностей, приведших впоследствии к печальным событиям, рассказ о которых впереди, мой маленький доброжелатель.

Однажды утром, идя к океану искупаться, как обычно, я вдруг наткнулся на высокую изгородь из тропических лиан, преградившую мне путь к воде. Идя вдоль изгороди я достиг, наконец, разрыва в ней, но здесь передо мной вырос здоровенный абориген в набедренной повязке и с копьем в руке. На мой вопрос — что это все значит — он на ломаном английском объяснил мне, что весь берег отдан аренду на пятьсот лет и теперь за проход к воде нужно будет платить пятьсот долларов. На следующий мой вопрос — кто это все придумал — абориген ответил: Масса Костусев, Великий Вождь и Верховный Правитель Острова, Кавалер Ордена Якутии, Почетный Председатель Клуба Мангустов — Охотников за Орлами с Фотографами.

(Продолжение следует, а может — нет)
http://dumskaya.net/post/pismo-terro...klassa/author/