Сколько стоит «отмазка» от ДТП

На дороге будьте осторожны! По встречной полосе может ехать мажор. Это правило хорошо усвоила Наталья Глузд, которая в марте этого года попала в ДТП.

Наверное, женщина легко довела бы свою правоту в суде, потому что у нее было двое свидетелей того, что ее визави ехал на красный свет. Но за рулем оказался сын заместителя прокурора Киевской области.

Решением Апелляционного суда, на который Наталью не позвали, женщина признана виновной, и теперь она должна выплачивать 20-ти летнему водителю 180 тысяч убытков за его автомобиль.

ДТП произошло на перекрестке улиц Чорновола и маршала Рыбака, которыми Наталья Глузд постоянно ездит на работу. Она остановилась на светофоре, и когда для встречной полосы загорелся красный, начала совершать левый поворот. Автомобили первой и второй полос стояли, когда вдруг из-за них вылетела «Тойота» Александра Бабенко, 20-ти сына заместителя прокурора Киевской области. Зацепив автомобиль Натальи, «Тойота» развернулась и врезалась в столб.

— Я ехал вслед за «Тойотой». Увидел желтый свет, автомобили левой и средней полос стали останавливаться. «Тойота» тоже снизила скорость, а потом вдруг рванула с места. Видно, мальчик решил проскочить, – рассказывает свидетель ДТП Роман. Он уверен, что «Тойота» ехала на красный сигнал светофора.

— Я видел, как из машины вышел мальчик, его друг и подруга. Я психолог, и знаю, что в такой ситуации у людей разные эмоции. Но они выглядели так, как выглядят виновные люди, – прибавляет свидетель. По словам Романа, после этого он припарковался, подошел к Наталье и оставил ей номер телефона. А дальше поехал по делам. Кроме него оставил свой телефон и другой свидетель, который потом выступил в суде.

— Я вообще удивилась, когда ко мне подошли эти люди. Я была растеряна, и не знала, что надо хватать всех, кто стоит, за руки, и просить стать свидетелями, – говорит Наталия Глузд.

Интересно, что несмотря на то, что Наталья двигалась на зеленый свет, а сын прокурора, по словам свидетелей, на красный, протокол составили именно на нее. Как объяснил женщине прапорщик ГАИ, «она не может знать, какой свет горел для другого участника ДТП, а вот дорогу она ему не уступила».

— Как это я не уступила? Я остановилась, когда его увидела, но он несся так, что не смог вырулить. Благодарить Бога, у меня есть свидетели, которые ехали за мной и за ним, и подтверждают, что он вылетал на красный свет, – приходит в негодование женщина. Наталья убеждена, что протокол составили на нее, потому что гаишники сразу знали, кто попал в ДТП.

— Милиция приехала на место аварии через полтора часа. Поскольку у милиционеров есть их база, то, уже выезжая на ДТП, они знают, с кем будут иметь дело. И потому, когда я начала говорить о том, что для «Тойоты» горел красный, прапорщик заявил, что я этого знать не могла. Он также обвинил меня в том, что я не остановилась. Но я остановилась! Просто прокурорский сын летел на такой скорости, что зацепил бампер моего авто, врезался в столб и едва не разнес машины, которые двигались по другой полосе. Несмотря на позицию милиции, Наталья смогла выиграть дело в Шевченковском райсуде.

— Там был такой смешной эпизод, когда я стала говорить, что за рулем я уже 16 лет, и езжу очень осторожно. И здесь мальчик говорит: «Ну так, сравнительно с вами, я молодой и зеленый, и права у меня только полтора года. Но отец с 10 лет сажал меня за руль». Потом он понял, что сказал что-то не то, и исправился, что с 14, – рассказывает Наталья.

После проигрыша суда первой инстанции, молодой лихач Бабенко направил апелляционную жалобу. И Апелляционный суд встал на его сторону. Но ни Наталья, ни ее адвокат Александр Шевченко об этом ничего не знали. О заседании суда их просто не известили. И о своей вине Наталья узнала по факту.

— Мой адвокат зашел в суд спросить о дате заседания, а вместо того ему сообщили, что дело уже заслушали, и мы его проиграли, – говорит в отчаянии Наталья.

Она и ее адвокат убеждают, что никаких писем из суда не получали. Хотя в дело подшитая копия письма к ним. Правда, это обычное письмо, а не рекомендованное.

Узнать, был ли письмо, присланное своевременно, невозможно, потому что в апелляционном суде нет реестра таких документов. Вместо того киевские юристы со стажем говорят, что в административных делах на стадии апелляции это очень частая практика, когда письма с повестками не доходят, и ты можешь узнать постфактум, что суд признал тебя виновным.

Но Наталью и ее адвоката приводит в негодование то, что они месяц старались узнать дату заседания, а ее им так и не сообщили. Отсюда подозрение, что все было запланировано так, чтобы суд состоялся без их участия.

— После того, как Бабенко подал апелляцию, я периодически заходил или звонил в суд, чтобы узнать, когда будет заседание. Так произошло, что я там где-то раз в неделю бывал по делам, и еще один раз в неделю я звонил по телефону. То есть значит, где-то по два раза в неделю. 3 июля я спросил у девушки-секретаря о дате заседания. Она посмотрела по базе, сказала, что дело у судьи Журавля, и что нам придет повесточка. А когда я зашел 11 июля, мне уже сказали, что все, слушание состоялось, – рассказывает адвокат.

Рассмотрев дело, Апелляционный суд встал на сторону аргументов Бабенко. Вместо того, чтобы слушать свидетелей, суд получил в свое распоряжение экспертизу, которая доказывает, что сын прокурора невиновен. Вот отрывок судебного постановления:

«На самом же деле, все исследуемое событие, по его мнению, произошло вследствие того, что владелец автомобиля «Форд» Глузд Н.П. не пропустила его на перекрестке, где он заканчивал проезд на мигающий зеленый сигнал светофора.
Также, в судебное заседание апеллянт представил дополнительные доказательства, а именно вывод экспертов Киевского научно исследовательского института судебных экспертиз №6013/13-52 от 20.06.2013 года. Как видно из вывода экспертов, с технической точки зрения объяснения водителя Глузд Н.П. и свидетелей Чайки О.Д. и Ступницкого Р.В., на пояснения которых сослался суд первой инстанции, в совокупности имеют несоответствия между собой. Вместе с тем утверждения водителя автомобиля «Тойота» по поводу проезда исследуемого перекрестка с технической точки зрения могут полагаться действительными«.

— Они еще в суде первой инстанции старались доказать, что свидетели не могли видеть сигнал светофора. Например, прапорщик Заичковский говорил, что лишь милиционер может знать, какой сигнал светофора. Это очень удивило судью первой инстанции, которая спросила, а зачем тогда вообще светофоры, если в них разбирается лишь работник ГАИ, – иронизирует Наталья Глузд. По мнению женщины, решение суда является полностью заказным.

0d08f65-bat-ko-j-sin-babenki-u-sudi

— Они ничего не делали в первой инстанции, чтобы не поднимать бучу. А во второй сделали все так, как им надо. Не позвали нас и свидетелей, принесли свою экспертизу, – считает Наталья.

Ее адвокат видит в действиях судьи как минимум четыре нарушения. Первое и главное, это нарушения права его клиентки на защиту. Второе, суд должен был назначить заседание на протяжении 20 дней со дня получения жалобы. Вместо того жалобу, представленную 2 июня, рассмотрели 9 июля. Третье – независимую экспертизу должен был заказывать суд или прокуратура, а не одна со сторон.

— Если Бабенко обращался как физическое лицо, то это может быть лишь вывод специалиста, а не экспертиза. Но речь даже не в том — часть 7 статьи 254 Админкодекса определяет, что Апелляционный суд может изучить новые доказательства, если признает необоснованным непредоставление их суду первой инстанции. Возникает вопрос – кто мешал Бабенко представить этот вывод еще в суд первой инстанции или просить суд первой инстанции о проведении экспертизы? — интересуется адвокат потерпевшей.

Наихудшим в этой истории является то, что в деле о ДТП апелляционный суд – это последняя инстанция. Все, что сейчас может делать адвокат – это обращаться к Высшей дисциплинарной комиссии судей с жалобой на действия судьи Апелляционного суда Киева. Но скорость рассмотрения таких жалоб очень мала. В прошлом месяце из 48 было рассмотрено лишь 5 жалоб, поэтому Наталья просит журналистов о поддержке, чтобы все-таки как-то добиться этого рассмотрения. Иначе ей придется платить компенсацию за прокурорскую «Тойоту».

Интересно, что к выходу сюжета о ДТП на одном из центральных телеканалов, его журналистам стали звонить работники прокуратуры Киевской области и требовать не ставить сюжет. Они также интересовались, не является ли Наталья работницей данной телекомпании. Сам же Александр Бабенко говорит, что все наоборот – не его отец, а именно Наталья Глузд использует служебные связи в этом деле.

— Почему сюжеты вышли на «1+1″ и Первому национальному? Потому что Н. Глузд работает на «1+1″, а ее муж на Первом национальном, – делает замечание прокурорский сын, участник ДТП. Он считает, что журналисты манипулировали разговором с ним и даже грозили ему.

— Никто не представился мне, не сказал, по поводу чего этот звонок, была разглашена частная информация относительно меня. Мое имя без моего согласия не могло использоваться, – рассказывает он. Бабенко убеждает, что журналисты в сюжетах специально перекрутили информацию, да еще и ухватились за должность его отца.

— Информация по этому делу была искажена. Ни в какой столб я не врезался. Были показания только ее свидетелей, а информация моих свидетелей к вниманию не бралась. Да и вообще это больше сюжеты о моем отце, чем о ДТП, – приходит в негодование Бабенко.

— По всем документам я ехал по крайней левой полосе, скорость была 65-70 км/час. Там был свидетель Чайка – это знакомый Глузд, и это указано в протоколе. И он говорит, что видел, что моя скорость была 120 км/час. Однако же работники ГАИ, если бы было такое превышение скорости, это зафиксировали. А они ее не зафиксировали, – рассказывает свою версию Бабенко. Более того, он подчеркивает, что свидетелей Н. Глузд вообще не было на месте ДТП в момент составления протокола.

— Я вообще этих свидетелей не видел, они появились лишь в зале судебного заседания, и при составлении протокола они отсутствовали. Я сразу сказал, что такие свидетели не могут давать показания. Если бы они спешили, то могли бы потом приехать в ГАИ и написать пояснения, а они этого не сделали, и появились лишь в суде, – делает замечание Бабенко.

— Их правда не было во время составления протокола. Они оставили мне телефоны и уехали, – признает Н. Глузд.

Пока Наталья Глузд думает, как платить компенсацию за авто сына прокурора, тот уже ездит на новой «Хонде». Откуда деньги на авто, Бабенко-сын предпочитает не отвечать. На наш вопрос — кто-то в семье занимается бизнесом, мальчик говорит: » нет».

— Это машины наши семейные, иногда беру их. Но я не хотел бы комментировать этот вопрос, – говорит он. Машины дорогими не считает – «это же предыдущие модели».

Однако Наталье Глузд от того не легче. Сейчас она думает, где взять деньги на возмещение. Страховая компания при наилучшем прогнозе выплатит 50 тысяч. На «предыдущую модель» явным образом не хватит.

Источник


Похожие статьи

Оставьте свой комментарий

Войти с помощью: